Pict

Дорога от города бежит в сторону севера, через пол сотни километров начинает петлять, худеет, вьется серпантином вдоль сопок, крадется выше и выше, где то теряет покрытие, ветвится, размывается ручьями, на двухсотом километре пересекает пятнадцати километровый остров, уже натоптанной тропой сбегает к водам Ладоги. Прямо, влево, в право— острова. Место тясячи островов на закате лета. Фиорды. 
Городские жители, едва отгребаем до ближайшего острова. Не прост. Глыба чистого гранита крутым лбом высится на высоту в семь этажей. Сто на триста шагов. 
Северный склон открыт ветрам, смотрит в безбрежные дали, покрыт диковинными мхами. 
Никто не ступал на них. Лишайники облюбовали его, постоянно селятся, плодятся и умирая дают почву мхам, а потом и побегам сосны. 
Южный склон— гербарий в цвету. Миллионы лет мхи копились и лиственные деревья уже укрепились здесь. Макушка камня— великана припорошена местами лишайником. Те легко отступили под ногами человека. Легкое движение босой ноги и покров сорван. Появились тропки. Сошлись на макушке. 
Уселся и просидел двое суток. На третий день прилег, коснулся затылком камня. Схватил тело. Хочу остаться тут навечно, смотреть на чреду зим и лет.
Вернулся в город и письмо к любимой начал словами-
Я уже не тот.

stone

 

фото: Виталий Лившиц

 

 


Просмотреть увеличенную карту

end