Я тебе буду щебетать истории, только пиши. Отчего бы и нет. Во, нашлись чьи то добрые руки, Историю наговорил. Вторую. Вопрошаю, когда?
Получил! Мою руки, сажусь и читаю


черновик
Пролог к "Гениальнейшей" истории,
(в "гениальнейшем" же изложении),
о том как Паша, (да простит он меня за фамильярность),
движимый невероятной силы желанием Симы сделать из него,т.е. Паши,
ЧУДО-героя в веках, находясь впервые во Франкфурте или Берлине
или Гамбурге (нужно уточнить) ни хрена не ориентируясь на местности,
провел его, т.е. Симу, из пункта А в пункт В ни разу не споткнувшинь
и не ошибившись в направлении, при этом не догадываясь о ЧУДОвищном
эксперименте, в тихую над ним творимом (Симой же).

Дальше мог бы последовать невероятнейших событий рассказ,
где четко и последовательно можно было бы расписать и фабулу и интригу и
развязку, короче говоря, все как в классическом жанре рассказа, но не
последует, так как мораль: ЕСЛИ ВСЯ ВАША СУЧНОСТЬ
ЖАЖДЕТ ЧУДА, ЗОВИТЕ ПАШУ!, рвущаяся прямо из пролога,
делает бессмысленным любое повествование.

Есть еще одна чудоистория, о том как, уже совершенно неизвестный мне
человек, но по всей вероятности все же существующий, умудрился в один
прекрасный день, утром рано, на тощак, напоить ящиком мыльного раствора
половину населения Украины и при этом остался жив, здоров и искренне
благодарим. Но здесь, к сожалению, сил моих не хватило даже на пролог.



Отвечаю в сердцах

Все, что требовалось (ется) — точное следование тексту.
Меня не интересуют фабулы, фистулы и классический жанр.


Придется пройтись.
Не против?


Пролог не нужен.
Пролог к "Гениальнейшей" истории,
(в "гениальнейшем" же изложении),
Восклицания "Гениальнейшей" так же не уместны.
о том как Паша, (да простит он меня за фамильярность),
прощения не будет, пишущая машинка (да простит она меня за фамильярность) не нуждается в прощениях, она безукоризненна. И пишет без ошибок и меня в нос не торкает моими.
движимый невероятной силы желанием Симы сделать из него, т.е. Паши,
ЧУДО-героя в веках,

эти измышления толкают к выводу о полном непонимании фабулы, задачи, интриги.
находясь впервые во Франкфурте или Берлине
или Гамбурге (нужно уточнить) ни хрена не ориентируясь на местности,
провел его, т.е. Симу, из пункта А в пункт В

и не с пункта А в пункт В, девочка милая, а по удивительной траектории, что существовала лишь в МОЕМ сознании.
Не чудо это— банальная (прости) телепатия.

ни разу не споткнувшинь
и не ошибившись в направлении, при этом не догадываясь о ЧУДОвищном
эксперименте, в тихую

не в тихую, если уж касаться данного ненужного текста.
над ним творимом (Симой же).


Дальше мог бы последовать невероятнейших событий рассказ,
где четко и последовательно можно было бы расписать и фабулу и интригу и
развязку,короче говоря, все как в классическом жанре рассказа, но не
последует, так как мораль:
ЕСЛИ ВСЯ ВАША СУЧНОСТЬ ЖАЖДЕТ ЧУДА, ЗОВИТЕ ПАШУ!, рвущаяся прямо из пролога,
делает бессмысленным любое повествование.

Повторюсь
непонимание сути делает бесполезным все последующие измышления и действия.
Свежее для меня понятие СУЧНОСТЬ. По прежнему опыту приходит из уголовной среды и имеет конкретный контент.
ВАША СУЧНОСТЬ ЖАЖДЕТ ЧУДА
НАША СУЧНОСТЬ ЖАЖДЕТ ЧУДА


Есть еще одна чудоистория, о том как, уже совершенно неизвестный мне
человек,
а ведь все остальные— наши родственники или соседи.
но по всей вероятности все же существующий, умудрился в один
прекрасный день, утром рано, на тощак, напоить ящиком мыльного раствора
половину населения Украины и при этом остался жив, здоров и искренне
благодарим. Но здесь ,к сожалению, сил моих не хватило даже на пролог.


Умение не видеть, видеть убого, тот же дар.
Был почти уверен, но надеялся. Уверенность окрепла, надежда не умерла окончательно и потому пишу.
Попробуй воссоздать историю, как и говорили без лишней хуйни. Прочти её.
Всё ли так?

 

И так....

Продвигаясь со мной в незнакомом городе он умудрялся постоянно держать необходимую, наивыгоднейшую дистанцию. И разговаривать легко и не касался меня одновременно. Объяснение может быть лишь одно — он чуствует, куда я поверну и как ступлю. Наблюдаю. Так прогуливаемся минут сорок. Пришло время усложнить задачу.
— Дальше сам пойдешь, ты всё равно чуствуешь, куда идти.
Паша лениво отнекивается, ноет, что хочет курить, но идет вперед. Один поворот верно, второй, третий. Ясно — читает мои мысли. Ну хорошо. Я начинаю думать о другом месте, не о доме. Я представляю себе весь путь, проулок, ступеньки вниз, яркая, желто-красная вывеска   LOTTO -TOTTO  , полка, высоко, я тяну руку к алой пачке сигарет. Паша на распутье, качнулся в раздумье. Алая пачка, верчу перед мысленным взором.
— Курить хочу! он поворачивает к пачке и движется прочь от дома. Один поворот верно, второй.... он впервые в этом городе.
— Ты куда идешь?
— Как куда? Сейчас направо, налево и еще раз на право.
— Да ты же идешь за пачкой!
Все повороты верны, да дом в другой стороне. Мы давно чешем к    LOTTO-TOTTO   . Разворачиваемся. За легкой беседой я ни о чем не думаю и... последний поворот к дому, я лихорадочно цепляюсь мыслью за... хоть за какое то место. Там мы играли с собакой... Щас... Паша оборачивается и грозит мне пальцем — Э!Э! Э!

pablo

end